?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

1. Древнейшая японская поэзия. До танка.
Часто можно услышать, что японская литература и японская поэзия сформировались исключительно в средневековье и вообще являются одними из самых молодых "литератур и поэзий" мира. Часть правды в этом утверждении есть, ведь складываться японская литература начинает в VII веке, однако далеко не вся.
Дело в том, что Япония тех лет (и всей своей дальнейшей истории) – это некое противоборство. С одной стороны откровенное регулярное заимствование пятитысячелетней китайской культуры, с другой же – столь же регулярные попытки от нее отмежеваться и найти что-то по-настоящему свое.
В Китае было принято при императорском дворе изъясняться стихами, использовать каллиграфию, живопись, музыку, одним словом, искусства в Китае ценили всегда. Неудивительно, что в Японии это все тоже стали ценить. В Китае принято обучать аристократов грамоте? В Японии это тоже стали делать. Одним словом, в Японии почти все начинали делать "как в Китае", а продолжали чем-то своим, оригинальным.
В 7-м веке Япония заимствует у Китая его иероглифы и это время – начало японской литературы. Но можно ли сказать, что до этого не существовало легенд, мифов, стихов и песен? Конечно же нет, их рождает каждый народ и у каждого народа они уходят в глубокую древность.
Беда только в том, что некому и зачастую нечем сохранить все это народное творчество, чтобы потом можно было найти истоки развившихся классических жанров, уже оторвавшихся от своего "простонародного" прошлого.
Первый жанр японской поэзии – танка. Развлечение аристократов, способ выражения лирических чувств, любовной переписки и даже дипломатических посланий. Уметь писать на танка должен был каждый настоящий аристократ, причем ценилась тонкость языка и образов, а также некоторая запутанность выражений (вы же должны были передать тайные послания явно). Но можно ли представить себе, чтобы танка появилась на ровном месте? Конечно же нет. Танка – короткая песня или мидзикаута – родилась из ритмических напевов, сопровождавших любые коллективные действия "простого народа". В первую очередь – гребцов на судах. Островное происхождение Японии сказывалось на протяжении всей ее истории и в значимых вещах, и в мелочах. В частности, в распространении морских рыболовных промыслов, создании кораблей и военных действиях на них. Так же, как и на любых галерах, ладьях викингов и других кораблях этой эпохи, ритм гребцам задавался песней. Сендоутой, в данном случае.
Песни были у крестьян и представителей других групп населения. Делились песни по видам человеческой деятельности и по длине. Длинные песни назывались нагаута, а короткие – мидзикаута. Последние и стали танка в 7-м веке.
Теперь надо обратиться к особенностям японского языка и попробовать все же понять, в чем разница между японскими стихами и стихами остального мира.
Японский язык основан на слогах, у них слоговая азбука, об этом уже говорилось. Но что это дает для стихосложения? Интересной особенностью языка можно назвать отсутствие ударных и неударных положений слога. Это очень важно, ведь европейское стихосложение (и стихосложение индоевропейских языков вообще) основано на чередовании ударных и неударных гласных. Именно они рождают строфы.
В Японии этого не только нет, но и быть не может – таков у них язык. У них нет долгих и коротких звуков (впрочем, это связано с отсутствием ударения).
Ритм языка может быть задан только числом слогов. Больше просто не на что опираться. И действительно, древние японские ута могли иметь самые разные длины: от трех до 11 слогов. Уже в 1-м веке нашей эры появляются первые сборники таких стихов. Однако совсем короткие трехслоговые стихи быстро вышли из употребления, почему-то задерживаются стихи с 5 и 7 слогами, а также с 4 и 6. Нечетные победили, и к уже упомянутому 7-му столетию стали практически доминирующими, а еще через 2-3 столетия просто единственными. Теперь все японские стихи так или иначе записываются комбинациями 5 и 7 слогов. Сложно сказать, почему получилось именно так. Возможно, в дело вмешалась случайность, может быть, число 5, бывшее священным у китайцев, как-то повлияло и на японцев, одним словом, причины победы 5 и 7 строф остаются неизвестными.
Самая короткая ута – это ката-ута, трехстишие. Подразумевается, что в ней 5, 7 и 7 слогов (всего 19). Существовала удвоенная ката-ута, где подряд чередовались 5, 7, 7 и снова 5, 7,7 слогов (всего 38 слогов). Такая песня называлась ута седока (сентока). Посередине полагалось делать длинную паузу (в поэзии это называется цезура).
Был вариант 5, 7, 5 слогов, эта песня называлась хаи-каи (хайкай) или хокки (всех слогов 17).
Мы уже почти получили что? Правильно, танка.
Если к хаи-каи добавить еще две строфы по 7 слогов в каждой, мы получим 31 слог танка или мидзика-ута (миика-ута). Известное сегодня всему миру чередование 5, 7, 5, 7, 7. После третьей строфы полагалось сделать длинную паузу, что позже стало не совсем обязательным, а еще позже просто отпало.
Кстати, забавными являются те факты, что элегический греческий дистих имел тот же 31 слог. Дистих, как это следует из названия, - это стихотворение составленное как бы из двух. Элегический требовал, чтобы первый был написан гекзаметром, а второй пентаметром.
Вот, например, дистих Архилоха:
«Плачем я ничего не поправлю, а хуже не будет,
Если не стану бежать сладких утех и пиров».
Русские частушки и татарские песни тоже часто приближаются к "магическим числам" в 30, 31 и 32 слога, причем – и это еще интереснее – если смотреть настоящие частушки, то легко обнаружить, что с ударениями в слогах они обращаются очень вольно и звучать они начинают самым странным образом:
Что ты, милый, редко ходишь?
Редко, наредко, редко!
Через редкое свиданье
Позабыть тебя легко.

Все подружки шьют подушки,
А я кружево вяжу.
Все подружки вышли замуж,
А я в девушках сижу.
(и там, и там по 30 слогов. Частушки взяты из собрания Наталии Макаровой, конкретно эти, кажется, от Александра Боброва)
http://klassikpoez.boom.ru/chast.htm

Но оставим литературные парадоксы и вернемся на Дальний Восток. Думаете, дошли до танка, и на этом все закончилось? Как бы ни так! Если к танка прибавить еще одну строфу в 7 слогов, мы получим "след Будды" или Буссоку-Секитаи (некоторые полагают, что это не к танка добавляется строфа, а к хаи-каи три строфы по 7 слогов). Всего опять получается 38 слогов, т.е. буссоку-секитаи уже длинная песня.
Кстати, тут очень уместно будет забежать вперед и рассказать о ренгах. Ренга – это поэтическое соревнование, игра, развлечение, способ провести время, блеснуть в обществе, в общем, ренга – это целый мир. В ренгу могли играть вечер, а могли и несколько лет. Подробнее о ренге мы еще поговорим, а сейчас скажем только, что вначале в ренгу играли двое. Причем первый должен был взять первую часть танка ДО ПАУЗЫ. Но эта часть – это полная хаи-каи (5,7,5)! Второй же должен был добавить две строфы по 7 слогов. Следующий снова написать хаи-каи, следующий закончить…
Таким образом, видно, что более древние формы стихов, не дошедшие не только до нас, но даже до позднего средневековья Японии, на самом деле серьезнейшим образом влияли на классическую японскую поэзию и органично влились в ее строгую форму, оказавшись составной частью.
Если ренга или рэнга стала популярной и дожила даже до наших дней (даже наши русские любители писать хайку играют во всевозможные ренги, например, у Графа Мура), то другие формы канули в Лету.
Да, конечно, они были, эти формы, не думаете же вы, что ренга была единственным видом поэтической игры? Ханка – это более простая форма ренги. Ханка могла писаться "как попало", главное, чтобы заканчивалась она танкой 5, 7,5,7,7, причем танка должна быть заключением или дать краткое содержание предыдущего повествования ханка. Ханка часто использовалась в театрах, а завершающая танка выражала, таким образом, ее краткое содержание.
Танка считается твердой поэтической формой, в отличие от ханка, нагаута или мидзикаута. Их формы могли меняться, поэтому считаются нетвердыми. Нагаута строилась на попарном чередовании 5 и 7 слоговых строф. Количество строф могло быть любым, а вот завершиться нагаута могла только строфой ката-ута, т.е. чередовались 5, 7, 5, 7,..5, 7, 7. Существовала даже бесконечная песня има-ио-ута, где попросту чередовались 7 и 5 слоговые строфы до бесконечности с паузой после каждого 4-го стиха. Кстати, има-ио-ута – это очень странная по японским меркам форма, хотя вы могли это и не заметить. Дело в том, что в остальных формах первой строфой должна идти 5-слоговая. А тут идет 7-слоговая, и других подобных форм в японской поэзии или нет, или нам остались неизвестны. Многие исследователи полагают, что тут дело в китайском влиянии, которое привило на японскую почву другую форму.
Постепенно танка, как форма с твердо обозначенным числом слогов и строф, становилась центральной формой, вокруг которой "крутились" все остальные. Наконец, как это часто случается, если где-то есть строгие правила, а рядом их нет, следование строгим правилам стало считаться более "приличным" или, если угодно, более правильным. Танка стала становиться элитным стихотворением и стремительно стала отдаляться от собственно народной песни уты, уходя в аристократические круги. Конечно, этот процесс сопровождался и изменением языка с "простонародного" на "аристократический" и классический. Грубые слова и выражения, неблагозвучные фразы и т.п. изгоняются из танка, в обществе же рождается аварэ – культ прекрасного. Танка и аварэ становятся неразрывно связанными, и одно уже не существует без другого. Это все замечательно, но язык танка становится далеким от народного языка, в нем появляется "окольный" стиль, намеки, условности, которых не было в исходных формах. Все то, что мы так ценим в японской поэзии сегодня.
И случилось это, как мы уже знаем, в VII веке нашей эры.

В Европе давно прижилась мода писать на хайку, в России тоже находятся любители этого жанра. Острым остается вопрос, можно ли передать суть японской поэзии, суть языка, где слоги равноударны и равнодлительных, средствами совсем других языков, построенных на совершенно других принципах. Волей-неволей все авторы, владеющие индоевропейскими языками, пользуются и метром, и рифмой. Они просто не могут иначе. Но в японском языке всего этого нет, там господствует гармония 5 и 7.
Некоторые переводчики с японского, например, Глускина, полагают, что точнее всего японские стихи можно передать стихами с рифмой, более привычными нашему слуху. Ведь и то, и то – поэзия. Есть переводчики, считающие, что нужно просто писать прозой, но четко соблюдать число слогов, и тогда можно почувствовать ту удивительную волну японской поэзии, которую можно услышать только на ее родном языке.
Есть даже предложения писать японские стихи только ударными слогами-униками. Но это приводит к серьезному искажению языка и не может считаться равноценным эквивалентом.
Судите сами:
пример ката-ута:
Дом мой стая не дом.
Ах, я в нем, как гость... где ты?
Там, где смерть, иль там, где жизнь?
(взято у И.Рукавишникова)
Хаи-Каи:
Меч его был сталь.
Шлем на нем был сталь и медь.
Дух его — он жив.
(взято у И.Рукавишникова)
Так что все непросто с простыми японскими стихами.

Comments

( 10 comments — Leave a comment )
yasko
Jan. 6th, 2011 07:10 am (UTC)
Очень свежо, остро интересно. Спасибо.
1.Тихо, тихо ползи
улитка по склону Фудзи
вверх, до самых высот.

2. О улитка!
Взбираясь по склону Фудзи,
можешь не торопиться.

Два перевода "одного и того же" стихотворения. И оба прекрасные. Какой из них "правильный"? Да оба и правильные. Почему. Потому, что оригинал пера Иссы, тоже вариант пренебесного его прототипа, извечно пребывающего в Алайе.
world_japan
Jan. 6th, 2011 07:52 am (UTC)
Re: Очень свежо, остро интересно. Спасибо.
Спасибо за оценку )
На самом деле есть еще один перевод:

Оригинал звучит так:
катацумури
соро соро ноборэ
фудзи но яма
Исса

улитка
тихо-тихо взбирайся
гора Фудзи
(дословный подстрочник)
http://el-astra-09.narod.ru/Others/Japan/poem2.html
yasko
Jan. 6th, 2011 12:34 pm (UTC)
Спасибо за очень важное
сведение, которое мне, как путешественнику, чрезвычайно интересно:)
yasko
Jan. 6th, 2011 03:36 pm (UTC)
Русская танка.
Да здравствуют русские танки!

Осень 1992 года. Гор. Владикавказ.
world_japan
Jan. 6th, 2011 03:52 pm (UTC)
Re: Русская танка.
Я очень не люблю все виды национальных преследований, поэтому попрошу Вас воздержаться от подобных реплик в моем жж.
yasko
Jan. 7th, 2011 07:42 am (UTC)
3 дня искал ответ. Нашел:
Я не так страшна, чтоб просто убивать.
На так проста я, чтоб не знать, как жизнь страшна.
world_japan
Jan. 7th, 2011 10:04 am (UTC)
Re: 3 дня искал ответ. Нашел:
загадочно
yasko
Jan. 8th, 2011 06:36 am (UTC)
1942 г. В последних числах октября,
презренной прозой говоря, немцы подошли к окраинам Владикавказа (тогда г. Орджоникидзе). В первых числах ноября один немецкий танк даже прорвался к Чапаевскому мосту, где и был подбит русским танком. Теперь на этом месте, напротив Чулочной фабрики, на постаменте стоит Т-34, это русский танк времён Великой Отечественной войны. Осенью 1992 года, ровно через 50 лет после упомянутого события, проезжая на трамвае, возле этого памятника, мне и пришло в голову данное стихотворение. А после этого пришло и название.

И при чем же тут преследования по национальному признаку? И почему русский человек не имеет права славить русское оружие, русские танки, принесшие освобождение от фашистской гадины не только европейской части России, но и половине Европы? Вот это не загадочно?

На загадку я и ответил Вам загадкой. В журнале Юность был такой раздел: "Каков вопрос, таков ответ".
world_japan
Jan. 8th, 2011 07:17 am (UTC)
Re: 1942 г. В последних числах октября,
Преследования по национальному признаку тут "причем" по двум пунктам.
1. Ваша реплика абсолютно не относится к теме сообщения,
2. В силу событий в Москве и вообще развитию национализма в стране.
Демагогией можно заниматься до бесконечности, но еще одна подобная шутка и бан в моем жж.

Если ничего такого не имелось в виду, впредь советую прямо это указывать со всеми мыслимыми примечаниями и объяснениями.
Я национальных шуток не понимаю.

Славить русское оружие можно там, где это уместно. Найдите жж, посвященные Великой Отечественной, там и пишите про Владикавказ.

Хотя можете нарваться. История ведения той войны вплоть до примерно зимы 42-43 гг. откровенно позорная, а трусость Сталина привела к тому, что война затянулась и мы не смогли воспользоваться успехами зимней кампании 41-го.
Русские танки в том же 41-м тоже были откровенно позорные, благодаря уничтожению и Тухачевского, и его концепции моторизированной армии. Да, Кошкин уже создал первую модель Т-34, но когда она вошла в армию?

Одним словом, не провоцируйте меня на серьезный анализ советской истории, ладно?

Про бан я серьезно и предупреждаю только один раз. Сейчас.
yasko
Jan. 8th, 2011 02:24 pm (UTC)
Пусть Ваш коммент. и будет парфянской стрелой
на тему этого стихотворения.
( 10 comments — Leave a comment )

Latest Month

August 2017
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Keri Maijala